Путевые заметки

Горбатая гора Шри-Ланки или восхождение на Адамов Пик

Вообще Адамов Пик – известная гора Шри-Ланки, возвышающаяся на 2 200 метров над уровнем моря, на вершину которой ведут 5 500 ступеней. Если подниметесь, то сможете отдохнуть в буддийском храме, стать участником религиозной церемонии, понаблюдать за крохотным миром людей, который лишь временами выглядывает между туч где-то внизу.

Мы залезли на эту гору за два с половиной часа, хотя в среднем народ затрачивает три-пять часов. В процессе восхождения стало так жарко, что до самой вершины я шел без майки и, чтобы не потеть – совершенно не пил. Только осилив все многие тысячи ступеней, я ощутил жуткий холод, накинул рубаху и тяжелый зимний свитер, в котором вылетал из Москвы в ноябре, а также одним махом влил в себя целый литр жидкости.

Подъем наверх прошел без сучка без задоринки: каждый метров сто-пятьдесят отдыхали прямо на ступенях. Шли очень быстро – в легкую обгоняя толпы паломников, тем более, что многие из них были на костылях и в сединах. Подъем на 2 200 метров – хорошее испытание для молодого организма, что уж тут говорить о стариках и калеках!

Для тех, кто предпочитает неторопливое восхождение с комфортом — на всем пути до вершины Адамова Пика можно встретить торговые точки, при которых, присев на стульчик, можно перекусить булочкой и выпить сока, чая или воды. А ближе к подножию встречаются монахи, которые благословляют на подъем (мажут лоб какой-то краской) и повязывают на запястье заговоренную нить на удачу. За услугу платить не положено, но от пожертвований ученики Будды не отказываются. Подобным образом обработали и меня с другом.

Мы думали, что само восхождение стало для нас незабываемым приключением, однако ошиблись. Самое интересное произошло, когда мы уже почти спустились с горы.

К тому времени кругом уже царила ночь, а мы с Андреем стояли на небольшой, освещаемой лунным светом площадке с видом на гору, узкую тропинку на вершину которой отмечали далекие лампочки. На этой площадке мы отдыхали, и именно тут нас повстречал (давший обет безбрачия!) монах. Он тоже спускался с горы, и кругом больше никого не было.

В ответ на его приветствие я отделался словом «хеллоу», а Андрею монах пожал руку. Продолжительно пожал – на целую минуту. Я сидел на каменном то ли алтаре, то ли могильнике, то есть – на некотором отдалении, и наблюдал как в процессе разговора монах зачем-то поглаживает руку Андрея. Монах (бритый и в соответствующих одеждах) говорил, что сейчас ему 40, что 11 лет назад он дал обед безбрачия, рассказывал, что приметил нас еще на горе, как мы проходили мимо него.

Затем он подвалил ко мне и сказал, что холодно сегодня в горах и в доказательства этого тронул холодными пальцами мою ладонь. Моя рука была теплой, и я ему сказал, что ни хрена мне не холодно, ибо я русский, и не к таким холодам привык на родине — в двадцать градусов выше ноля.

Монах по какой-то причине забыл отпустить мою руку, начал ее гладить и вдруг сказал, что у меня очень нежная кожа (ну для журналистов и программистов – обычное дело). А затем ни с того ни с сего спросил есть ли у меня жена. Я ответил, что, типа, нету. Тогда (перейдя на шепот) монах полюбопытствовал женат ли Андрей. Я также ответил отрицательно.

Далее он отпустил мою руку и сказал, что собирается пойти дальше, я ответил ему что-то типа «окей». После этого монах решил попрощаться со мной каким-то, как мне показалось, буддистским способом, в котором что-то напоминало крепкое советские объятия. Он взял меня за плечи, поцеловал сжатыми губами в правую щеку, затем в левую, а затем, когда я увидел перед самым своим лицом его открытый рот с высунутым языком, то, наконец, просек весь голубой окрас веры доброжелательного монаха и грубо ударив его в грудь, оттолкнул на несколько шагов.

Монах сказал два слова «Релакс мэн» (посоветовал расслабиться) и пошел аналогичным образом прощаться с Андреем. Ухмыляясь про себя, я не стал предупреждать друга о доработанной версии брежневского поцелуя, и с интересов наблюдал за тем – успеет ли он выкрутиться вовремя.

К сожалению, монах просек, что имеет дело явно не с себе подобными. Так что в этот раз прощальные поцелуи прошли в облегченной версии. Более того, он не целовал Андрея в щеки, а касался их своими – вполне себе невинно!

Мне кажется, что случай этот произошел потому, что двумя днями ранее нас «проклял» литовец, с которым мы на троих сняли тук-тук в Нувара Элии. Житель толерантной Европы, прямо в лоб спросил меня и Андрея: «А вы, парни, — друзья или спите вместе?». Заметив наши упавшие челюсти, он пояснил, что путешествующие пары, на его взгляд, почти всегда любовники.

Вот такая поучительная история. Чему она поучает? Путешествуй один, и к тебе не будут липнуть монахи-гомосексуалисты. Этот кадр со своим слюнявым языком мне до сих пор в кошмарах сниться))

Vladislav Kukresh

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Content is protected !!